Впервые на ул. Зодчего Росси я пришел в марте 1958 года. На работу меня взял Александр Иванович Наумов, руководивший Первой мастерской (мастерская Генерального плана) института Ленпроект.

В то время Главным архитектором города был Валентин Александрович Каменский. Основной заслугой В.А. Каменского было то, что он не допустил строительства в центре города типовых домов и наладил систему капитального ремонта жилья, хотя квадратный метр ремонтируемого жилья стоил дороже, чем квадратный метр в новом крупнопанельном доме. Была устная договоренность между Каменским и начальником жилищного управления Петруком, что при капитальном ремонте домов в центре города должен быть сохранен тот облик, который данный дом имел в 1917 году. И эта простая договоренность позволила сохранить исторический центр города. Каменский В.А. сочетал в себе противоположные качества – он был художник, талантливый архитектор, удивительно тонко чувствовавший город, что помогало ему не допускать грубых ошибок в застройке города. В то же время он был удивительно волевой человек, ему нельзя было не подчиняться. Разноголосый коллектив ленинградских зодчих при нем действовал удивительно слаженно, несмотря на строптивость и амбиции каждого. Хороший организатор и дипломат, он умел договориться с партийным руководством. Коллектив АПУ (Архитектурно-планировочное управление) был при нем слаженным и сильным, его составляли Игорь Иванович Фомин, Александр Иванович Наумов, Кирилл Сергеевич Кривцов, Михаил Иванович Василевский.

Александр Иванович Наумов занимал две должности – заместителя начальника АПУ и руководителя Первой мастерской. Это говорит о том, насколько тесно переплеталось градостроительное проектирование и градостроительное регулирование в системе управления города, что порождало некоторые анекдотические ситуации. Я помню, как Александр Иванович Наумов, заместитель Главного архитектора города, объявлял сам себе выговор как руководителю мастерской Ленпроекта за несвоевременную сдачу планировочной документации. Между прочим, эта проблема не разрешилась до сих пор, и теперь не ясно, как и в какой ипостаси органы управления градостроительным развитием участвуют в процессе градостроительного проектирования.

В 1958 году мастерская №1 разрабатывала ТЭО Генерального плана Ленинграда и его пригородной зоны. Руководил работой в целом Александр Иванович Наумов, Пригородной зоной занимался Михаил Петрович Соколов, а городом Ленинградом — Ольга Семеновна Мильберг.

Я попал в бригаду Михаила Петровича Соколова. К основной работе он нас тогда не подпускал, и мы делали проекты отдельных поселений в пригородах Ленинграда. Разрабатывали проекты городов-спутников — Горскую и Сосновую Поляну, наподобие английских и скандинавских городов-сателлитов: Харлоу, Веллингбо, Тапиола и др. Тогда это было модно. В то время в Ленинграде проходил Международный съезд архитекторов. Делегации архитекторов разных стран приходили в мастерскую – им нравились наши работы, их даже опубликовали во французском журнале «Современная архитектура».

В 1959 году на работу в Первую мастерскую поступил Булдаков Геннадий Никанорович – участник войны, танкист. Ему было поручено разрабатывать в Проекте пригородной зоны раздел «Загородный отдых». Он очень энергично взялся за работу и, когда Михаил Петрович Соколов уволился, занял его место. Я тоже работал по пригородной зоне, мне был поручен раздел «Ландшафтная организация пригородной зоны». Никто не понимал, что это такое, и я тоже. В Первой мастерской в этот период происходило обновление кадров. В плеяду старых градостроителей — Наумов А.И., Соколов М.П., Прибыловский, Мильберг О.С., Захаров О.Н. Мецхваришвилли И.Г., Коток Н.М., Прокофьев, В.Смирнов – влились новые молодые архитекторы – Краснобрыж В., Хохлов Д.Ф., Ефремов П.П., Вланина М.М., Попов В.В., Булдаков Г.Н., Николащенко Б.В. и инженеры – Пиир М.А., Жуковский А.П. Архитекторы старшего поколения прошли «школу» Ильина, многие из них были участниками создания Генерального плана Ленинграда 1935–1938 г.г., разработанного на основании Постановления ЦК ВКПБ и СНК СССР от 10 августа 1935 года «Об отправных установках для разработки генерального плана развития г. Ленинграда». Между прочим, этот Генеральный план разрабатывался в стенах Архитектурно-планировочного отдела Ленсовета, а не в стенах отдельного института. Градостроительное проектирование и градостроительное регулирование тогда были слиты абсолютно.

Лев Ильин был не один, с ним работали такие видные архитекторы и градостроители, как Тверской Л., Витман В., Рославлев Л. Катонин Е, и Данилов В. Старых «спецов» сменили молодые комсомольцы – Баранов Н.В.,. Наумов А.И., Попов Вяч.В., Нотес В.Я. Эта смена происходила в духе 36-го года, с обвинениями в предательстве и т.д.; правда, никого не посадили.

Генеральный план 1966 года был истинно градостроительным документом, плодом творчества архитекторов-градостроителей. Над ним не довлели ни план социально-экономического развития, ни правовая реформа.

Работники Архитектурно-планировочного управления непосредственно принимали участие в создании Генерального плана 1966 года. Это был генплан Наумова А.И. Экономическим разделом Генплана занимался Василевский М.И., начальник отдела Генерального плана, инженерные разделы возглавлял Кривцов К.С., заместитель Главного архитектора города по инженерным вопросам.
После одобрения Правительством ТЭО Генерального плана Ленинграда и его пригородной зоны коллектив первой мастерской приступил к разработке самого Генерального плана.

Руководителем Первой мастерской тогда уже был Булдаков Г.Н., который приложил большие усилия по укреплению мастерской кадрами. В Первую мастерскую были переведены опытные архитекторы из Ленпроекта — Лавровская Е., Гордеева А., приняты на работу Григорьева Г., Зерницкий Ю., Гайкович В. Первая мастерская была разделена на две. Мастерская, которая занималась только Генеральным планом и мастерская, которая занималась только разработкой проектов детальной планировки — мастерская №10, возглавляемая Поповым В.В.
В 1965 году Ленинград посетил Н.С. Хрущев. Конечно, ему показали Генеральный план. Н.С. Хрущев выслушал все доклады и ничего не сказал. Все были в полном замешательстве. Рассказывают, что гардеробщик АПУ, подавая Хрущеву его любимую соломенную шляпу, спросил: — «Ну как, понравился Вам Генеральный план, Никита Сергеевич?» И Хрущев ответил: — «Да, понравился». После этого утверждение Генерального плана было делом техники.

В 1966 году Генеральный план был утвержден, и Первая мастерская и мастерская №10 опять слились вместе. Численность Первой мастерской в то время составляла приметно 120 человек, руководил ею по-прежнему Александр Иванович Наумов. Г.Н. Булдаков и В.В. Попов стали заместителями В.А. Каменского. После этого начинается новый этап деятельности Архитектурно-планировочного управления – оно становится Главным архитектурно-планировочным управлением, и его основной задачей является реализация Генерального плана 1966 года.
Реализация Генплана шла по трем направлениям.

Первое — каждые пять лет разрабатывались и утверждались пятилетние планы размещения жилищного строительства и связанного с ним инженерного оборудования города и инженерной подготовки территории (временной аспект).

Второе – разработка проектов детальной планировки районов нового активного строительства и реконструкции жилых зон, промышленных зон и зон отдыха (пространственный аспект).

Третье — разработка схем развития и размещения объектов различных отраслей городского хозяйства – транспорта, водоснабжения, канализации, энергоснабжения — и отраслей социального обслуживания – здравоохранения, образования, культуры, туризма и т.д. (отраслевой аспект)

Суммарно все три составляющих давали достаточно ясную и детальную картину развития города и позволяли запрашивать и распределять средства из бюджета страны и местного бюджета. ГлавАПУ работало в тесном взаимодействии с Управлениями Ленгорисполкома и, прежде всего, с Плановой комиссией.

И тогда существовали два отдельных территориальных объекта управления – город и область, но они были объединены по партийной линии — секретарь Горкома КПСС был подчинен секретарю Обкома КПСС. Это позволяло совместно регулировать развитие города и области. Существовала договоренность о том, что в пределах пригородной зоны область принимает решения по территориальному развитию, согласуя эти решения с городом. В пределах лесопаркового пояса Ленинграда регулирование и градостроительное проектирование ведет город и согласовывает его с областью. В составе Управления застройки был специальный районный архитектор, который занимался градостроительным регулированием на территории лесопаркового пояса. Эту должность занимала А.А. Вланина

В 1970 году Главным архитектором города был назначен Геннадий Никанорович Булдаков. Он любил Ленинград и отдавал себя целиком служению городу. С 1965 по 1985 был самый бурный период роста города. Численность населения города возросла с 3,5 до 5 миллионов. Объем жилищного фонда увеличился на 60 млн. кв. м, т. е. на две трети, а территория города – в два раза. И это всего за 20 лет. Таких темпов развития города еще никогда не было и, даст Бог, не будет. В этот сложный период активного роста города, наращивания его «тела», трудно было удержать деятельность могущественного строительного комплекса в рамках, дабы не нарушить исторический центр, сохранить уникальный облик Ленинграда. Развитие строительства опережало развитие городской инфраструктуры: транспорта, водоснабжения, канализации, энергоснабжения. Средств на развитие инфраструктуры выделялось в два раза меньше, чем планировалось, и все же при этом удалось избежать крупных перекосов в развитии города и экологических катастроф. Помогал утвержденный Генеральный план 1966 года. Он хоть и не до конца выполнялся, но резервы, заложенные в этом Генплане, позволяли удерживать равновесие.

Геннадий Никанорович стремился наладить механизм деятельности по управлению градостроительным развитием, он добивался единства действий тех мастерских Ленпроекта, которые занимались типовым проектированием застройки жилых кварталов, Первой мастерской, которая разрабатывала градостроительную документацию, и ГлавАПУ, в частности Управления застройки. Он пытался создать постоянные контакты между районным архитектором определенного района, мастерской Ленпроекта, которая разрабатывала проекты застройки кварталов, и Первой мастерской, которая разрабатывала проекты детальной планировки. По существу, на стадии разработки проектов детальной планировки все трое – районный архитектор, ГИП Первой мастерской и руководитель районной мастерской Ленпроекта — действовали совместно, что обеспечивало преемственность градостроительных решений и единство понимания задач по развитию того или иного района. Конечно, не всегда это получалось, но в принципе, это была очень положительная инициатива. Я часто упоминаю Первую мастерскую отдельно от Ленпроекта. Когда я стал руководителем этой мастерской, то чаще бывал в кабинете Булдакова Г.Н., чем в кабинете своего директора.

Проблема взаимодействия между отдельными управленческими структурами и специалистами, занимающимися градостроительным регулированием в городе, градостроителями, разрабатывающими градостроительную документацию и архитекторами, создающими проекты отдельных домов и сооружений, всегда была самой трудной задачей, решаемой Главным архитектором города.
Передо мной как руководителем подразделения, которое занималось градостроительным проектированием, стояла задача добиться определенной независимости и самостоятельности от руководства Ленпроекта и наладить контакт с Управлением застройки. Это невозможно было сделать без опоры на Главного архитектора города. Он был дирижером всего этого оркестра. Впрочем, не так все просто было с Главным архитектором. Дело в том, что в Ленинграде существовала практика совмещения должности начальника ГлавАПУ и должности Главного архитектора города в одном лице. Эти должности совмещал и Каменский В.А., и Булдаков Г.Н., но иногда, на удивление всем, во главе Главного архитектурно-планировочного управления появлялось другое лицо – начальник ГлавАПУ – Усанов Б., Никитин В. (при Соколове С.И.) Так что к главным архитекторам власть всегда относилась с некоторым недоверием.

Руководители города по-разному относились к градостроительству – Григорий Васильевич Романов считал градостроительное проектирование ненужной деятельностью, и налаживал деятельность по социально-экономическому планированию. Он не любил карту, зато любил таблицы, а сменивший его Лев Николаевич Зайков, наоборот, очень любил карту. Поэтому, когда он пришел к власти в ленинградском регионе, первое, что он сделал, это инициировал разработку Генерального плана Ленинграда и Ленинградской области. И когда мы с Геннадием Никаноровичем пытались доказать ему, что такого быть не может, не может быть генерального плана области, может быть только генеральный план города, а на область может быть сделана районная планировка, он и слушать не хотел: сделайте и все. Вот мы и сделали Генеральный план Ленинграда и Ленинградской области на период до 2005 года. Это был необычный документ, он сочетал в себе план социально-экономического развития города и области, районную планировку Ленинграда и Ленинградской области, генеральный план Ленинграда, генеральные планы городов, административно подчиненных Ленинграду, и генеральные планы всех городов и поселков Ленинградской области. Генеральным проектировщиком был институт Ленпроект, его 5-е управление ЛенНИИпроекта (преобразованная Первая мастерская), которое я тогда возглавлял. В работе принимали участие институт Ленгипрогор, Ленгражданпроект и большое количество отраслевых институтов.
В работе над проектом непосредственно принимали участие две плановые комиссии – города и области, которые возглавлялись Немцовым и Кейколайненом.

Этот документ был апофеозом централизованной системы управления градостроительным развитием огромного региона. Работа над Генеральным планом выполнялась в очень сжатые сроки. Один год – ТЭО, второй год- Генплан. В 1986 году Генплан был утвержден ЦК КПСС. Секретарем ЦК КПСС уже тогда был Горбачев М.С., Председателем Совета Министров – Рыжков Н. В Ленинграде в то время руководителями были Соловьев Ю.Ф. , Ходырев В.Я.

В Решении ЦК КПСС и Совмина СССР по утверждению Генерального плана был пункт о создании научно-исследовательского института Генерального плана Ленинграда и Ленинградской области. Мы с Сергеем Ивановичем Соколовым, который в то время стал Главным архитектором города, приложили большие усилия, чтобы этот пункт Решения Правительства был реализован. Поочередно, раздельно и вместе, мы ездили в Москву подписывать разные бумаги. В 1988 году институт был создан.

Я и С.И. Соколов вышли из институтов градостроительного проектирования, мы были единомышленниками и во главу угла ставили градостроительный проект — генеральный план. Более пяти лет мы дружно работали по формированию института и проведению градостроительной политики города, базирующейся на градостроительном проектировании.

Но в 90-е годы это уже оказалось не нужно. Плановая система управления страной рухнула вместе с коммунистической идеологией и развалом Советского Союза. Это были годы разворота на путь рыночных отношений. Первый этап возникновения рынка неизбежно был криминальным, так как нельзя справедливо раздать государственную собственность в частные руки, так же как и справедливо отнять ее от частных лиц. Страна на пути от коммунистического тоталитаризма к западной демократии попала в криминальную яму. В этот период требовался совсем другой Главный архитектор, и мэр города Анатолий Александрович Собчак его нашел – это был Олег Андреевич Харченко.

Талантливый, умный, подвижный, амбициозный, он мог работать в этих новых сложных условиях. Олег Андреевич считал, что в этот период времени следовать какой либо градостроительной доктрине, да еще и устаревшей – губительно. Надо поддерживать инвестиционные инициативы и самому их порождать. Градостроительное проектирование в этом случае может стать тормозом для развития города — в условиях зарождающейся рыночной экономики.

И поэтому О.А. Харченко подготовил распоряжение «О совершенствовании управления градостроительным проектированием в Санкт-Петербурге» №1001-р от 30.09.1994г., которое начиналось словами: «В связи с необходимостью повышения эффективности и оперативности управления градостроительным проектированием в Санкт-Петербурге: первым пунктом создать в составе Комитета бюро Генерального плана и вторым пунктом – Комитету по управлению городским имуществом произвести ликвидацию проектного института ЛенНИПИгенплана».

Союз Архитекторов немножко попротестовал и успокоился. Это было в духе времени. А передо мной стояла задача – не протестовать, а сохранить коллектив института и не просто сохранить, но в рабочем состоянии. При поддержке Законодательного собрания я добился второго распоряжения Собчака А.А. «О создании ЗАО «Петербургский НИПИГрад» № 668-р от 26.06.1995г., в котором говорилось: «В целях развития градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге и с учетом распоряжения от 30.09.94 №1001-р. Комитету по управлению городским имуществом выступить учредителем закрытого акционерного общества «Петербургский НИПИГрад» и обеспечить создание ЗАО «Петербургский НИПИГрад» до ликвидации института ЛенНИПИгенплана».

90-е годы были тяжелым периодом для всей страны, а для градостроительной деятельности и для нашего коллектива – особенно, но все-таки наш коллектив выжил. Мы учились работать в условиях рынка, участвовали в конкурсах на инвестиционные проекты, подготавливали документы по новому градостроительному законодательству, изучали европейский опыт градостроительной деятельности, переводили градостроительное проектирование на новую технологию с применением вычислительной техники
Можно сказать, что я благодарен Олегу Андреевичу за то, что он не позволил нам расслабиться, а наоборот, создал условия, для того чтобы мы сплотились, соорганизовались и профессионально подготовились к работе над новым Генеральным планом.

Попов В.В., Соколов С.И. и я в 2001 году написали письмо губернатору Санкт-Петербурга Яковлеву В.А. о необходимости разработке Генерального плана, поскольку срок действия предыдущего Генерального плана истекал в 2005 году. В 2002 году было издано Распоряжение губернатора о разработке нового Генерального плана Санкт-Петербурга, и работа началась. В 2005 году она была завершена. 22 декабря 2005 года Законодательное собрание утвердило Генеральный план Санкт-Петербурга как Закон Санкт-Петербурга.